СПбИГ - Санкт-Петербургский Институт Гештальта
лицензия №1844
от 21 апреля 2016 года
197198, СПб, Малый пр. П.С., дом 17/9
тел./факс (812)230-0496
     
НОВОСТИ
О ГЕШТАЛЬТЕ
О НАС
ОБУЧЕНИЕ
ОРГАНИЗАЦИОННОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ
ПУБЛИКАЦИИ
СОТРУДНИКИ
КОНТАКТЫ
ENGLISH
ДОКУМЕНТЫ
СВЕДЕНИЯ ОБ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ
ПРЕДПИСАНИЯ ОРГАНОВ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИХ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ (НАДЗОР) В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ


EAGT Acredited Training Institute

EAP Acredited Training Institute






  

  Статьи


М. С. Чистяков


КОНТАКТНЫЕ ФУНКЦИИ И ТЕХНИКА "ПУСТОГО СТУЛА"

 I. Polster и М. Polster в своей книге "Интегрированная гештальтерапия" отнесли к контактным функциям зрительную функцию (looking), слушание, прикосновение, обоняние, вкусовую функцию, речь и движение (1, с 129). В литературе по гештальттерапии подчёркивается важность их развития для осуществления полноценного контакта и, соответственно, для эффективности терапии. N.Shub, выделяя в своей модели пролонгированной гештальттерапии так назы-ваемую инициальную фазу, предшествующую проработке наиболее зна-чимых незаконченных ситуаций и конфликтов, одной из её главных задач считает работу над развитием контактных функций (2). Однако, если в групповой терапии изолированная работа по их развитию (в ча-стности, в серии упражнений) может не встретить больших пре-пятствий, в индивидуальной терапии может возникнуть ряд сложнос-тей. Как справедливо заметили I. Polster и М. Polster: "Редкий человек может реализовать без ограничений всё разнообразие контактных воз-можностей, которые могут существовать в какой-либо момент Глав-ным образом мы создаём уровень приоритетов для себя в соответствии с ситуацией и мотивом " (1, с. 133). Зачастую, трудно создать мотива-цию у пациента с острым выраженным невротическим расстройством, реактивным состоянием для отдельной проработки контактных функ-ций, безотносительно к значимым для него незавершённым ситуациям и темам. В то же время, без уделения внимания качеству их функцио-нирования у него, часто не может быть пройден полностью цикл кон-такта и закрыт важный гештальт. Для вновь обращающегося пациента в его непосредственном взаимодействии с психотерапевтом малоочевид-на ограниченность (недостатки функционирования) его тех или иных контактных функций и он её воспринимает как <нормальное> функ-ционирование. Ведь  <контакт - это не качество, которое мы осознаём сколько-нибудь больше, чем мы осознаём чувство гравитации когда мы стоим  или ходим> (1, с 101-102).

При этом в условиях индивидуальной психотерапии у пациента нет тех других, с кем он мог бы себя сравнить в данном плане. Не видя связи между работой над развитием контактных функций и возможностью закончить для себя значимую незавершённую ситуацию, разрешить конфликт, пациенту часто трудно вовлечься полностью в эту работу,, быть замотивированным для неё Совсем иной становится ситуация, ели такая работа поставлена в контекст проработки значимых для па-тента незавершённых ситуаций и конфликтов. Во время психотерапевтической сессии могут иметь место различные виды контакта. I. Polster и М. Polster пишут, что контакт может быть "между одним организмом и другим, между организмом и некоторым неодушевлённым объектом в его окружении",        (1, с. 107), а также "с воспоминаниями, образами" (1, с. 102). В процессе психотерапевтической сессии могут осуществляться все эти виды контакта при том, что контакт между психотерапевтом и пациентом определяет все другие его виды. Согласно I. Polster и М. Polster, "способ, которым человек или блокирует или разрешает осознавание на границе контакта - это его способ удержания ощущения очерченности своих границ" (1, с. 109). Такой способ, в том числе определённые специфические недостатки контактных функций, мест тенденцию проявляться у пациента во всех видах контакта, возникающих во время сессии, но часто в более выраженном и концентрированном виде он проявляется в контакте пациента с объектами проекций (например, с каким-либо предметом в кабинете, "бросающимся в глаза" пациенту) и проективными образами (в том числе - в проигрываемом диалоге со значимым лицом при использовании техники <пустой стул> ) и более неявно (для пациента) в непосредственном взаимодействии пациента с врачом. Поэтому уделение более пристального внимания проработке контактных функций при осуществлении техники диалога с "пустым" стулом позволяет:

1) утилизировать фазу преконтакта, сформироваться более чётким фигурам в процессе контакта, пройти полный цикл контакта и закрыть <гештальт>, решив давнюю и наболевшую незаконченную ситуацию,

2) привести пациента к осознанию конкретных недостатков его контактных функций, а главное - своей активной роли в их появлении, и, таким образом, - к своей ответственности за качество собственных контактных функций.

Это позволяет, помимо прямой их проработки, создать у пациента мотивацию для отдельной психотерапевтической работы над их развитием.

В технике "пустого стула" нередко просят пациента в одной из позиций повторить слова, сказанные из другой. При этом иногда пациент не может повторить их, либо воспроизводит с большими неточностями, упуская важные моменты, заявляя, что "он не может разобрать, повто-рить точно то, что говорит другой" В этих случаях, как и в тех, когда пациент на вопрос терапевта о том, каким слышится ему голос, произносящий слова из другой позиции отвечает, что "не слышит как он зву-чит", предложение пациенту примерить для себя слова "я не хочу тебя слышать" (т. е. здесь имеет место предложение попробовать заменить "не могу" на "не хочу"), сказав их из той позиции, в которой "он не мо-жет" воспроизвести слова, сказанные из другой, либо "не может" опи-сать интонацию голоса, с которой они произнесены, приводит очень часто к драматическому изменению ситуации. Во-первых, пациент чув-ствует и сам это отмечает, что эти слова подходят ему, отражают его установку; а во-вторых, парадоксальным образом, после этого он мо-жет воспроизвести слова, которых он "не слышал" и может описать интонацию, которую он "не мог воспринять". Таким образом, пациент как бы принимает ответственность за качество своих контактных функ-ций и может в дальнейшем более свободно воспроизводить слова, сказанные из любой из двух позиций и описывать интонацию, с которой они звучали. Иногда, дополнительно, может быть полезным для этого предложить пациенту вновь поменять позицию и повторить "неуслышанное, невоспринятое" сообщение. Все то же относится к ви-зуальному аспекту контакта при диалоге с "пустым стулом", хотя этому аспекту часто уделяется меньше внимания при применении данной тех-ники ( несмотря на ту роль, которую играет зрительная функция для контакта у большинства людей ). Пациенту, у которого в важный мо-мент диалога расплывается лицо, фигура того, с кем он ведёт воображаемый диалог, так, что он "не может видеть его позы, выражения ли-ца", либо воображаемый собеседник "вдруг поворачивается к нему "спиной или боком", может быть предложено попробовать сказать "другому" "я не хочу тебя видеть", и посмотреть, подойдут ли эти слова ему. Практически во всех случаях меняется картина, человек либо на время вообще теряет "другого" из виду, либо, что гораздо чаще, "другой" "поворачивается" к нему "лицом", "становится видна его по-за", "выражение лица". В любом случае, человек часто отмечает, что сказанные слова действительно отражают то, что он "смутно чувство-вал" и в дальнейшем ходе сеанса пациент в большей степени контро-лирует визуальное качество контакта с образом "другого". При ис-пользовании техники "пустого стула" может проявляться недостаточ-ность и речевой функции контакта. Например, пациент может повторять слова, сказанные от лица значимого другого в противоположной позиции, "видя" при этом, что воображаемый собеседник "не раскры-вает рта и не шевелит губами", проецируя на образ другого своё неже-лание говорить "с этим человеком" При этом опять же, примеряя слова "я не хочу говорить с тобой", пациент практически всегда обнаружива-ет, что они подходят ему в одной из позиций.

Является важным, и это общепринято в гештальтерапии, при приме-нении данной техники, уделение дополнительного внимания такому аспекту речевой контактной функции как интонация голоса пациента (например, при её "безжизненности"), а также движению как функции контакта (например, при скованности позы пациента, отсутствии жес-тикуляции во время проигрывания диалога).Конкретные терапевтиче-ские вмешательства при этом хорошо описаны в литературе по геш-тальтерапии, поэтому нет смысла вновь касаться их в данной статье. Оживление интонации голоса пациента, его позы, изменения в вырази-тельности движений приводит к мобилизации энергии, способствует формированию более чётких фигур и часто помогает выходу из "тупика" в развитии диалога.

При использовании техники "пустой стул" заслуживает внимание также прикосновение как контактная функция. В процессе развития диалога с образом другого пациент может высказать желание прикос-нуться, обнять, погладить "другого". При этом важно бывает спросить пациента в момент воображаемого "осуществления" этого желания (сопровождающегося реальными, а не воображаемыми движениями и без использования "переходного объекта"), чувствует ли он "тело дру-гого" При отрицательном ответе, после некоторой фокусировки на осознавании чувств, желаний в момент "прикосновения", пациент обычно отмечает, что у него "уже нет желания прикасаться", "есть по-требность отойти на некоторое расстояние от другого". В этом случае обычно оказывается, что определённые темы конфликта между двумя позициями недостаточно раскрыты, была попытка преждевременного примирения конфликта, т. е. цикл контакта был прерван. То же самое относится к ситуации, когда, почувствовав как он "прикасается к телу другого", пациент "не может почувствовать" этого "прикосновения", пересев в другую позицию. Обычно здесь требуется дополнительная работа по раскрытию ретрофлексии. В этих случаях для начала может быть предложено поэкспериментировать с выбором расстояния, на ко-тором пациент чувствует себя комфортно при взаимодействии с обра-зом "другого" Можно также предложить пациенту, как и при недостатках ("дефектах") зрительной и слуховой модальностей контакта, поэкспериментировать со словами "я не хочу прикасаться к тебе" (или "я не хочу, чтобы ты прикасался ко мне") на предмет того, подходят они ему или нет, либо могут быть использованы другие способы мобилизации функции Ego. В любом случае пациент в процессе этой работы прихо-дит к осознанию незавершённости ситуации конфликта между двумя позициями, может осознать зависимость качества воображаемого те-лесного взаимодействия от степени проработки конфликта в проигры-ваемом диалоге со значимым "другим" И это - важный шаг к понима-нию того, что телесное взаимодействие не всегда ведет к контакту, что первое не подразумевает автоматически второе. Опыт показывает, что если проигрывание диалога со значимым другим привело к полной проработке конфликта, к тому, что ситуация завершена, пациент спосо-бен почувствовать "телесный контакт" и в одной, и в другой позиции.

Итак, связь между качеством контактных функций и чувствами, жела-ниями, возникающими в ходе взаимодействия может стать более оче-видна для пациента при проигрывании диалога с "другим" (т. е. с вооб-ражаемым образом) на "пустом стуле", а не в непосредственном взаи-модействии пациента с терапевтом. Однако это не отменяет того факта, что те же недостатки функций контакта пациент проявляет и во взаи-модействии с терапевтом. Так, "вдруг теряя" чёткость образа "другого" во время диалога с ним, тот же пациент часто имеет тенденцию "забывать как выглядит врач", у которого он был накануне, "не заме-чать выражения лица" супруга, сидя напротив него при совместном визите к терапевту. "Не слыша голоса", "не в силах разобрать слова" воображаемого "другого" на "пустом стуле" (несмотря на то, что сам только что из другого положения от его лица что-то сказал), этот же человек часто "забывает", "не в состоянии расслышать" слова терапев-та. Также остаётся важным факт, что контакт со значимым "другим" на "пустом стуле" при проигрывании диалога в значительной степени оп-ределяется контактом пациента с терапевтом. Отдельные фразы, ска-занные пациентом в этом диалоге из той или иной позиции в некото-рые моменты, могут быть перенесены в контекст взаимодействия паци-ента с терапевтом и точно отражать то, что пациент переживает во взаимодействии с терапевтом в данный момент. Предложив пациенту попробовать сказать терапевту фразу, которую он только что произнёс, обращаясь к образу "другого" на "пустом стуле", можно проверить, пе-редаёт ли данная фраза то, что он чувствует в этот момент во взаимо-действии с терапевтом.

Фокусировка внимания на особенностях контактных функций паци-ента пир использовании техники "пустого стула", полученный им опыт своего активного влияния на качество их функционирования, а также прямая зависимость от этого качества контакта со значимым "другим" при проигрывании диалога ( и, в конечном итоге, возможности решить важную для себя незавершённую ситуацию, конфликт) всё это позволя-ет выделить также конкретные направления для дальнейшей психоте-рапевтической работы над развитием определённых контактных функ-ций при обоснованности такой работы собственным опытом пациента.

Безусловно, в разных случаях необходима неодинаковая степень внимания к контактным функциям в общем и к отдельным из них в частности. Однако в ряде случаев, особенно при острой и выраженной невротической симптоматике, фиксированности клиента на психотравмирующей ситуации, такое внимание оправдывается повышением те-рапевтической эффективности данной техники (проигрывание диалога с использованием "пустого стула"), а также помогает определить на-правления для дальнейшей психотерапевтической работы, причём дела-ет эти направления более понятными для пациента.


ЛИТЕРАТУРА



1. Polster I., Polster M.  "Gestalt Therapy Integrated" Vintage book edition, N. Y. , 1974

2. Shub N.  "Gestalt Therapy over Time: Integrating Difficulty and Diagnosis" In: "Gestalt Therapy", Ed. by Е. Nevis. Gardner Press. inc N. Y., 1992.

© Санкт-Петербургский Институт Гештальта